Министерство по делам молодежи, физической культуры и спорта Омской области бюджетное учреждение Омской области «Спортивная школа олимпийского резерва

«ДИНАМО»

Выпускники СШОР "Динамо". Юрий Мамаев.

25.10.2017

Юрий Игоревич Мамаев

 

Родился:             3 февраля 1984 года.

Гражданство:   Россия.

Рост:                    181 см.

Вес:                        75 кг.

Амплуа:               полузащитник.

Достижения:    Серебряный призёр чемпионата Литвы: 2016, Серебряный призёр чемпионата Литвы: 2015, Финалист кубка Литвы: 2015/16, Чемпион Латвии: 2012, Победитель Первого дивизиона России: 2007.

 

Юрий родился в Омске. Футболом начал заниматься с семи лет в футбольной школе «Динамо» под руководством тренера Михаила Ивановича Семерня. В 14 лет по семейным обстоятельствам с матерью перебрался в Литву, а уже оттуда в Германию.

В Германии играл в футбольной академии «Штутгарта», а также за «Штутгарт II» и «Зонненхоф Гроссашпах».

В 2006 году вернулся в Россию. Играл в Премьер-лиге за «Шинник» и «Терек». В 2008 году подписал контракт с одесским «Черноморцем». 2009 год провёл в «Луче-Энергии».

С 2010 года выступал за «Балтику». В начале 2012 года пополнил ряды даугавпилсской «Даугавы», после чего в августе вернулся в «Луч-Энергию».

В 2013 году подписал контракт с «Петротрестом». Летом того же года уехал играть в Польшу, где защищал цвета клуба «Вигры». С 2014 года играет в литовском «Тракае».

В РФПЛ провёл 21 матч, забил 1 мяч. В Лиге Европы провёл 6 матчей.

 

Sportbox.ru разыскал в Литве Юрия Мамаева, который рассказал корреспонденту, как тренировался с Сами Хедирой и Филиппом Ламом, поделился методами работы Феликса Магата и поведал, как сменил 13 клубов в 7 странах.

Юрий не их тех, кого принято считать звездой — он не снимается в рекламных роликах дорогих брендов, за его автографом не охотятся тысячи болельщиков, а журналисты не докучают постоянными просьбами об интервью. Впрочем, отсутствие всего этого не помешало Мамаеву прожить невероятную футбольную жизнь. Сейчас он играет в Литве, где в свои 32 года защищает цвета местного «Тракая».

«Тракай» — единственный клуб, в котором Вы провели больше 50 матчей. Нашли свою команду?

—      Наверное, можно сказать и так. Но здесь нужно учесть и возрастной фактор — я уже никуда не собираюсь уезжать.

Расскажите о клубе поподробнее.

—      «Тракай» был создан совсем недавно, в 2005 году. Вот уже три года, как клуб поднялся в элитный дивизион литовского чемпионата и сходу стал одним из лидеров: стабильно борется за первое место, квалифицируется в еврокубки.

Как оцените уровень футбола в Литве?

—      Он сильно вырос за последние годы. Многие игроки поиграли в различных европейских чемпионатах, в том числе российском, набрались опыта и вернулись на Родину. Это способствует развитию лиги. Считаю, что есть четыре очень достойные команды, которые не затерялись бы в ФНЛ, а то и в РФПЛ: «Жальгирис», «Атлантас», «Тракай» и «Судува».

Вы знаете, что стали лучшим ассистентом европейского футбола по итогам 2015 года?

—      Да, родственники рассказывали (смеется).

Коллеги подсчитали, что за тот сезон Вы отдали 27 голевых передач в 33-х матчах — больше, чем Лионель Месси, Месут Озил и Кевин Де Брюйне.

—      Это приятно. Хотя все прекрасно понимают, какой уровень там, а какой здесь. С другой стороны, эти 27 передач ведь еще нужно отдать… (смеется).

Как вообще получилось, что Вы оказались в «Тракае»?

—      Несколько лет назад я был без команды. Ребята моего года рождения, с кем я играл еще в детстве, сказали, что под элитный дивизион собирается хороший, амбициозный коллектив. Встретился с президентом, сыграл один матч — и со мной заключили контракт.

Расскажите о детстве. Вы начинали в Омске, затем оказались в Штутгарте…

—      Родился в Омске, занимался футболом с семи лет, кстати, вместе с Дмитрием Сычевым и Александром Шешуковым. Тренировались мы, помню, тогда на земляном поле, вперемешку с камнями, как, в общем, и все в далеких 90-х. А зимой — в маленьком зале. Будучи 14-летним подростом, я с мамой переехал в Литву из-за ее развода с отцом.

Тяжело было первое время?

—      Невероятно. Первые два месяца я толком не выходил на улицу, потому что не знал языка. Мне нашли русскую школу, но я все равно чувствовал себя не в своей тарелке. Около полугода не занимался футболом — боялся языкового барьера. Но потихоньку влился, подучил язык и стал играть.

Ощутили как-то на себе плохое отношение литовцев? Поговаривают, они нас не любят.

—      Лично я этого никак не почувствовал. В Вильнюсе очень много русскоговорящих литовцев и поляков. У меня в команде, например, было около 70–80 процентов ребят, которые общались на русском.

Сколько пробыли в Литве?

—      Около года. Однажды мы отправились на турнир в Бельгию, где я по стечению обстоятельств остался на четыре месяца. Меня заметили представители одной из команд четвертого бельгийского дивизиона и предложили остаться. Там я впервые понюхал мужской футбол. Мне было 15 лет.

Что случилось потом?

—      Вернулся в Литву. И мы вновь поехали на турнир, на этот раз в Германию. Меня опять заметили и пригласили в «Карлсруэ», где я познакомился с Иваном Саенко, но долго я там не пробыл — решил попробовать силы в «Штутгарте». Я им понравился, и мне предложили контракт.

А ведь Вы только привыкли к Литве…

—      Первое время в Германии было самым трудным в моей карьере. Там не было вообще никого, с кем можно было бы поговорить. Немецкого я не знал, а мобильные телефоны тогда только появились и были невероятно дорогими. Только желание играть в футбол помогло мне справиться. Я приходил на стадион «Штутгарта», видел 50–60 тысяч зрителей — и возможность выйти на поле этого стадиона перебивала все невзгоды 16-летнего пацана.

Был такой момент, когда вас начали подтягивать к основе?

—      Это случилось уже ближе к двадцатилетию, когда я отыграл два сезона за дубль. Мне давали не так много шансов, но я какое-то время тренировался с первой командой и даже сыграл в товарищеском матче с «Малагой». Но в Германии в первую очередь тянут своих, что, на мой взгляд, правильно. Я должен был быть на две-три головы выше немецких ребят, чтобы пробиться.

Ваше пребывание в Штутгарте совпадает с временем работы Феликса Магата, известного своими нестандартными подходами к тренировкам. Вы как-то прочувствовали его методы на себе или, может быть, что-нибудь слышали от старших товарищей?

—      Действительно я застал все три года его работы с командой. Мы не только слышали, а видели, как работает Магат. Все жили на одной базе. Александр Глеб рассказывал мне, что однажды после проигрыша Магат построил команду в линию и на протяжении 45 минут ходил от игрока к игроку, молча всматриваясь в лицо. После этого ребята побегали вокруг поля 15 минут и на этом тренировка закончилась. А о его лестницах ходят легенды. На сборах он постоянно устраивал различные упражнения на лестницах: прыжки, эстафеты, иногда нужно было закинуть себе на плечи партнера по команде… А еще он очень любил придумывать и показывать тактические ходы на шахматной доске.

С кем еще из топовых игроков, кроме Александра Глеба, Вы сталкивались в Германии?

—      Назову Сами Хедиру, Филиппа Лама, Марио Гомеса, Кевина Кураньи, Фернандо Мейру и Диего Бенальо. Со всеми играл бок о бок в дубле «Штутгарта».

При каких обстоятельствах вернулись на Родину?

—      Агент сказал, что у меня есть вариант с «Шинником». Мой контракт со «Штутгартом» закончился, и я поехал в Ярославль.

И вновь адаптация…

—      Заснеженный Ярославль, до базы 20 километров по грязным дорогам. Меня не было в России семь лет, и всё окружающее для меня было шоком. Старенький городишко… Но потом Ярославль стал для меня третьим родным городом, который мне очень нравится — всегда любил туда приезжать.

У Вас был тур по командам России, Украины, Латвии и Польши — Вы меняли клубы практически каждый сезон. Ведь явно не от хорошей жизни?

—      В «Шиннике» я много играл в РФПЛ, потом команда вылетела в ФНЛ. Образовался вариант с «Тереком». Провел одну игру (смеется). Зато какую! Я участвовал в первом после 14-летнего перерыва футбольном матче в Чеченской республике. Это был, кажется, 2008-й год. Потрясающие впечатления! Люди столько лет не видели футбола! Стадион вмещал около 15 тысяч, но было ощущение, будто играешь на 120-тысячной «Маракане». Я тренировался, но сменился тренер — с его приходом появилось много новых игроков. В общем, всё как всегда, но мне повезло попасть в одесский «Черноморец» в последние дни трансферного окна.

Но и там Вы провели всего одну игру.

—      Не заладилось. Приехал — и начались проблемы с коленом. Сыграл на Кубок и, по-моему, всё! Опять смена тренера плюс экономический кризис. Всем обрезали зарплаты, и мне пришлось уйти. Понятно, что после столь длительного простоя нужно было искать команду, где я бы смог получить игровую практику. Пришлось ехать во владивостокский «Луч-Энергию». Конечно, не хотелось возвращаться в ФНЛ, но других вариантов не было. Кстати, там у меня получился очень хороший сезон, да и город прекрасный — всё не так страшно, как многие думают.

После Владивостока Вы решили махнуть через всю Россию в калининградскую «Балтику».

—      Был вариант остаться в «Луче», но хотелось перебраться поближе к дому. За год я налетался.

Простите за нескромный вопрос, а где у Вас всё это время был дом?

—      В Литве, в Вильнюсе. Моя жена родом оттуда — мы познакомились еще в школе. В Калининграде она жила со мной. Моему сыну почти четыре года — он родился в Вильнюсе. В «Балтике» я поначалу играл, но опять началась тренерская чехарда. Я досидел свой двухлетний контракт, но после этого что-то найти было уже очень трудно. Подвернулся вариант в Латвии.

Испытали особые эмоции от дебюта в статусном турнире?

—      Такого не было даже близко. Эти эмоции я испытал позднее, когда мы с «Тракаем» играли на Кипре с «Аполлоном». Болельщики, стадион… Потрясающее впечатление!

Это правда, что Вам когда-то предлагали выступать за сборную Литвы?

—      Действительно, такое было, но до конкретики тогда не дошло. Когда мне было 20 лет, литовцы хотели сделать мне гражданство. Это очень трудный процесс… В общем, все осталось на словах.

За чемпионатом России следите?

—      Да, у меня осталось много друзей и в премьер-лиге, и в ФНЛ. Слежу за ребятами и практически каждую неделю смотрю футбол. Не так давно наблюдал за игрой «Арсенала» и «Шинника». В Ярославле капитан Саша Павленко, с которым я общаюсь, пожалуй, лучше, чем с кем-либо из своих российских друзей-футболистов.

В «Краснодаре» и сборной России сейчас выступает Ваш однофамилец Павел Мамаев. Вас с ним никогда не путали?

—      Я знаком с Пашей. Еще перед «Шинником» я около недели тренировался с московским «Торпедо». Там мы пересеклись. Забавно, но нас с Пашей частенько путали не друг с другом, а с Эльдаром Мамаевым, который долгое время выступал в «Анжи».

В России футболисты получают в сотни раз больше обычных граждан. Как обстоят дела с зарплатами в Литве?

—      Здесь футболист лучшей команды, то есть «Жальгириса», получает в лучшем случае раза в три больше среднестатистического гражданина. Таких зарплат, как в России, здесь нет даже близко.

Ваша семья живёт в Литве, да и Вы, кажется, чувствуете себя на своем месте. В Россию возвращаться не планируете?

—      Неизвестно, как сложится жизнь. Я не раз об этом думал. Абсолютно не уверен, что смогу найти себя в Литве после завершения карьеры. Возможно, придется вернуться. Этот вариант у меня никогда не отпадал.

Спасибо Вам Юрий за очень интересный рассказ, желаем Вам удачи в Вашей увлекательной жизни и карьере! 

← Назад